1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 100% ( 1 Голос)

Эпическая песня была записана в 1994 году
журналистом окружного радио Ириной Ханзеровой
со слов Феклы Ильиничны Варницыной,
80-летней жительницы поселка Индига,
Ненецкого автономного округа

 

Я”авлада не

Маня” илевэвов”, товдава” ябгу, хэвдава” ябгу. Си”ив нинекан си”ив ю” мято’, си”ыв ю” хабидо’. Ся”ны’ бэб”нанда пиня сянакода” бацекы” мамонондо’: «Я сидхад сидя эдалёда, нерденя”я’ тет хора”яда, тет хада сий. Тикы нянда пуй’ тет париседа, тет ванораха, мога’ лаграха”. Ханя бэдалёда’: парисе”я тэта энакы, няби энакы хорсе”я тэта».

Юр” тивя’ тя’ тыдь’ сярводь’, ханудь’ сярба’. Няруть’ былад еся ядцие вэравэдавондь’. Си”ив нинекав си”ыв хан’ ниня хасавадёвы”. Сидяр тэтар си”ыв нинека’ хан’ ябцохо” еся ядцие падалялаводь’, пыдь’ мамонодь’: «Си”ыв яна” тюн атеяна” тонь’, сапдаб” нюм’, пудагоб” нюм?» Об’ ни” ман”, сидя ни’ ман”, сапдаб”нюм, ниб”нюм’ не ачекым’?».
Си”ыв нинекав эвато есямзь’, хавуто панамзь, пыдо’ мамонондо’: «Маня” не няна” ты миртя ябгу, тёня мирта ябгу. Тет хаптхана хибя тэвгуда, тикы ханабгуда». Сидяри хасава арка письбэ ханаттаванодь’, пыдь’ маманодь’: «Хибя выдарабгу ты” бэхэвана?». Си”ыв нинекав тикэд ма”ним’: «Мят’ тюда”». Баво ормамдо’ ёлыце”мадандо’, пин’ тарпыд”.
Си”ыв нинекав си”ыв евахандо’ пыдо’ мамонондо’: «Эсы’ бацекы”, ю” ёнарева” тына” танабада”». Эсы’ бацекы” ты хань’ тана”. Си”ыв нинекав пыдо’ тарем’ ма”: «Не бацекы, нид ха” манзата”, нер” ха” манзата”?». Ной сэдъин хаем’, ая’ нойцяв сербав, санарць пин’ тарпъюв”.
Тет иртяв ханан нябэна сянри егана тэвыв”, сэро” писо” мюд, ною” писо” мюд еся ядцам’ вэравэдабав. Сиддет ю” хыбгнада, сиддет ю”юснада ян’ тёребга”, нумд’ тёребга”.
Си”ыв нинекав пыдо’ тарем’ ма”: «Маня” бо’ хантава”, сэвна” мэтава”». Си”ыв ялякомдо’ тыдо’ ня”амвы”, апой ханан’ подермыдо’, тикэд си”ыв нинекав ма”ним”: «Не папакова”, Хаби’ саля’ нюм’ були” тяхаванда та”ля’ нёр мэ”, пиня’ нёр мэ”. Тикэд варцатте” нивув”».
Я’ тир пир’ ян’ тэвнархыв”, марцькон нива пуня’ сырбам’: Сидя”я тэтары тыдь’ харебидь’. Сялян’ тэвыв”, нян тэвъи’. Тетудь’ хабтудь’ хась мо”нэяд”: «Атенарцун, си”ыв ева’ папа, тэдуй’ хотань’».
Я” ер” пир тон’ тэвнархыв”, марцькон нимна пуня’ сырбам’: сидя”я тэта хабтуда’ мо”нэяд”, хась мо”нэяд”. Ханудь’ нюдерць ани’ пуня’ хая’: «Си”ыв ева’ папа, атенарцун». Нись пон’ мэ”ани’ тоба’, мэтидь’ аб” тарця”: апой’ парисе”, няю’ хорха”.
Хаби’ пэ’ Салян’ ани’ варцяттев, тикэд мя”ан ня’ варцяттерибав, тэвнархыв”. Пуня’ сырбам’: тетидь’ хабтудь’ мо”нэяд”, хась мо” нэяд”. Янбуковна мят’ ядам’. Сэва”н нябэд пармако бадимя, та”альняри’ миба, тюкохона то Евалёко тэта, няр” падвэда хаярба”.
Тет тивяхананда тив’ юталпида, няр” юталпида. Салян’ варцяттев, пуня’ тэвыв”. Небяда пухуця нюмда ядабта сидя нёнэхэнда: Евако тэта нидяв” ня”ам’ не ачекым’. Тюнда ба”. Хыври” ока”ма, хаюда ягоя, тидна ягоя.
Си”ыв яля’ ямб ненибг” то”олха”, сянув” то”олха”. Си”ыв яля’ сыйна”, си”ыв яля’ халцьра”. Си”ыв яля’ ямб’ пыян пагхана, тайханан нёхолтув ягу, немалтув ягу. Пин’ тарпыв”, тым’ хадавы”, айбарбам’, мал’ айбадав.
Хор’ тер идм’ бэрбав, мал’ бамав. Тад тикэд сёв хаёбтэй”. Со” илева”, тарем’ иленана” cаюв” тоць, мядо”на тер мал’ хадэядо’, нюв сисево”н ылувна мака”н эдарав, тарем’ такалбав. Евакоко хасава хуныць, по” ваерась ани’ нинь’ хонизь.

Фёкла Варницына’ хэтвы хынц, Индига.

 

Смелая женщина

Мы живём, никого не ждем, никто никуда не уезжает. У семи старших братьев – семьдесят чумов, семьдесят работников – батраков. Однажды играющие на улице дети, слышно, говорят: «Едут издалека двое, у едущего впереди – четыре быка – хора, у другого – четыре черных быка. За сто верст от чума остановили они свои упряжки. Из-под шкур на нартах достали посохи. Семь братьев сидели на своих нартах. Два приезжих посохами стучат по концам полозьев нарт братьев: «Застали или опоздали, мы приехали за вашей сестрой?». Не раз и не два сказали: «Застали мы вашу сестру или нет?» Семь братьев устали от них, заболели у них головы и уши, говорят: «У нашей сестры нет цены: ни на оленей, ни на пушнину не продается она. Кто ее догонит на четырех оленях, тот ее и увезет». Двое мужчин захохотали и сказали: «На оленьих-то ногах велика победа». Семь братьев потом пригласили их в чум.
После трапезы он вышли на улицу. Семь братьев семи сиротам так сказали: «Дети стойбища, пригоните десять тысяч оленей к чуму». Оленей пригнали. Семь братьев мне говорят: «Девушка, слышала, что говорили братья?» Я оставила шитье из сукна, надела суконную одежду – нойцу и быстро вышла из чума. В несколько шагов дошла до своих нарт, достала из-под покрышки, сшитой из белой шкуры и сукна, железный посох. Из-за восьмидесяти холмов восемьдесят бубенцов, восемьдесят колокольчиков издают звуки до неба и земли.
Семь братьев говорят: «Мы тоже поедем, посмотрим». Запрягли в одни нарты семь светлых быков, решили ехать на одних нартах, а мне говорят: «Сестра наша, сына Хаби совсем-то не гони от себя и близко не подпускай». После этого я поехала. Много проехала, через плечо посмотрела назад, двое мужчин, уже стоя, погоняют оленей. Доехала до мыса, и они подъехали. У каждого четыре быка тут же подохли, сказали они: «Подожди нас, сестра семи братьев, мы пойдем за оленями». Доехала я до огромного озера, снова через плечо смотрю назад: опять у двух мужчин олени упали замертво. Таща за собой нарты, пошли обратно: «Подожди нас, сестра семи братьев».
Через некоторое время снова приехали, олени такие же у одного черные, у другого быки – хоры. Я снова поехала в сторону скалистого мыса Хаби, затем поехала в сторону своего стойбища. Смотрю, опять у них подохли олени, опять они их загнали.
Тихонько иду в чум. Вдруг вдали увидела черную точку, которая стремительно двигалась в мою сторону. Подъехал Евакоко на трех пестрых оленях, четырехсаженным хореем погоняет трех своих пестрых. Повернула я обратно, поехала в его сторону. Едем вместе в стойбище. Мать Евакоко встретила нас в дверях чума и сказала: «Евакоко догнал девушку». Сыграли свадьбу. Народу много, пусть не будет никто в обиде, не будет завистников.
Семь дней, как комары, как овода, пищали, жужжали, кишели…Семь дней на носу, на лбу нет покоя, нет сна. Вышла на улицу. Оказывается, забили оленя, стала айбурдать, все мясо съела, выпила горячительной воды, затем запела песню.
Хорошо живем. Через некоторое время пришли воины, убили всех в стойбище. Сына своего спасла, запихав его под паницу. Муж мой Евакоко скрылся, убежал. Через много лет мы снова встретились.