1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 100% ( 1 Голос)

Стоит одинокий чум. На одной его половине живет Тадибя-хасава с сестрой, на другой - его брат с женой. Тадибя-хасава все время спит. Он ни разу еще из чума не выходил.

Наконец, он встает, выходит наружу. Видит, с противоположной от входа стороны чума стоит семь священных нарт. Поверх средней нарты лежит шкура бурого медведя. Со стороны входа он видит нарту, на которой лежат лыжи, подбитые шкурой выдры, а рядом железная рогатина. Тадибе-хасава идет к краю пастбища и возвращается обратно. Из священных нарт он достает медвежью шкуру и несет ее к нарте у входа. Там он берет железную рогатину и семь раз хлопает медвежью шкуру со словами: "Посмотрим, кто из нас сильнее, ты или я!" Затем он снова кладет на нарту шкуру и железную рогатину. Возвращается в чум и ложится спать.
Тадибе-хасава спит семь дней. На седьмой день он чувствует, будто что-то мешает ему спать, будто ягушка под ним скомкалась. Встает Тадибе-хасава, надевает кисы, малицу. Не прикоснувшись к еде, выходит из чума. Видит, по тому месту, где он шкуру хлопал, идет медведица, за ней семь медвежат. Кричит Тадибе-хасава: "Ну что ж, посмотрим, кто есть ты и кто я!"
Медведица уходит прочь. Тадибе-хасава лыжи из нарт достает и надевает, рогатину с собой берет. Спешит за медведицей, а догнать не может. К краю соленой воды подходят медведи, когда Тадибе-хасава их настигает. Железной рогатиной он убивает всех семерых медвежат. Кричит вслед матери: "Так кто сильнее, ты или я?!"
Медведица только чихнула и еще быстрее пошла. До обрывистого берега моря остается совсем немного. Медведица так идет, что дальше не отдаляется и ближе не подпускает. Вот уже они идут по морскому льду. Тадибе-хасава шагу прибавляет, догоняет медведицу. Уже виден край льда, за которым начинается открытая вода. Медведица устает. Тадибе-хасава к ней приближается, железной рогатиной ее убивает. С мертвой медведицы он обдирает шкуру вместе с головой. В одну руку берет шкуру, в другую рогатину и поворачивает обратно.
Целый день идет Тадибе-хасава. Перед ним открывается полынья шириной в пятьдесят саженей. Идет в одну сторону - не видно конца полыньи, идет в другую - она еще шире становится. Думает Тадибе-хасава: "Может быть, лыжи мои способны по воде пройти?"
Пошел прямо по воде - под лыжами лед застывает, а позади тут же тает. Перешел полынью, шкуру медведицы за голову тащит. Видит, перед ним новая полынья, еще шире прежней. До другого ее края девяносто саженей. Он и ее переходит на лыжах, под которыми лед застывает. Подходит Тадибе-хасава к третьей полынье - другого ее края не видно вообще. Чувствует он усталость. Снимает лыжи, кладет под себя медвежью шкуру как подстилку и ложится на нее. Лыжи и железную рогатину оставляет рядом.
Спит Тадибе-хасава. Просыпается он от страшного треска, рядом с ним лед крошится. Лыжи его ушли под воду, железная рогатина и медвежья шкура уцелели. Обходит он льдину. Видит, со всех ее сторон лед обламывается. Плывет куда-то льдина. Снова ложится спать Тадибе-хасава. Просыпается через семь дней и видит впереди берег с высокими горами. С огромной скоростью несется льдина к этому берегу.
Думает Тадибе-хасава: "Если льдина ударится о берег, я разобьюсь". Остается до гор девяносто саженей. Тадибе-хасава бросает медвежью шкуру, берет железную рогатину, встряхивается и превращается в полярную сову. Летит сова, поднимается на самую высокую гору. На ее вершине стоит девять-по-девять сядаев, которые раньше людьми были. Садится сова среди девяти-по-девять сядаев.
Думает Тадибе-хасава: "Если я останусь совой, люди меня не узнают". Тряхнулся он и вновь превратился в человека. Железную рогатину воткнул в землю между сядаями: "Пусть здесь останется память обо мне". Снова тряхнулся Тадибе-хасава и превратился в канюка.
Летит канюк на восход солнца. Видит внизу множество чумов, из которых - три высокие. У центрального чума мужчины сидят, одного говорящего слушают. Говорящий замечает канюка, берет свой лук и стреляет. В крыло птице попадает стрела. Канюк падает на гору в снег, мучается от боли. Но люди не видят его. Он встряхивается и превращается в полярную сову. Дальше летит. Теперь люди не видят его полета - сова низко летает.
Снова виднеется множество чумов, из которых - три высокие. У среднего чума на нарте сидит женщина за шитьем. Около чума виднеется кочка, на нее и садится сова. Три дня сидит, головой вертит. Женщина видит сову, но в чуме никому о ней не говорит. Сама наблюдает за совой и тихо приговаривает: "Вижу, ты моих братьев и отца боишься, но меня не бойся, я тебя не выдам".
Сова с кочки взлетает и садится рядом с женщиной. Та прячет ее в своей женской нарте. Тадибе-хасава рассказывает женщине о том, как он очутился на льдине, как в него стреляли. Женщина приходит к нему, рассказывает о том, что у ее отца и братьев есть три сильных безрогих оленя, которых никому не догнать.
Однажды отец и братья догадываются, что женщина где-то прячет Тадибе-хасава, но сами найти его не могут. Говорят ей: "Если ты нам его не покажешь, тебе худо будет, если откроешь - ему в жены тебя отдадим". Тряхнулся Тадибе-хасава, превратился в человека и вышел им навстречу.
Отец женщины приготовил аргиш для невесты, запряг в нарты сильных безрогих оленей. Не останавливаясь, три года ехал Тадибе-хасава с женою в свою землю, где его уже искать перестали.

Информант неизвестен