1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 100% ( 5 голосов)

Чаптä на Ичат чɵты
Сказка про Ичу

На краю княжеского города жила бабушка с внуком. Внучка звали - Ича. Бабушка Ичу воспитывала! Плохо, бедно жили. Вот Ича подрос и однажды говорит бабушке:

- Деда моего покойного лук и тамар (стрела), где спрятаны?

Бабушка ответила: 

- В амбаре.

 А у деда моего где-нибудь спрятан лоз-покровитель?

- В амбаре будто что-то такое есть.

Ича в амбар полез, все дедовское имущество забрал. Лоза – покровителя на жертвенную березу повесил. Лук и тамар в чум занес.

На следующее утро вышел Ича из чума, огляделся и видит на вершинах семи деревьев сидят семь пальников (глухарей). Бегом в чум вернулся, лук и тамар взял, прицелился и в крайнего из них выстрелил. Все семь пальников упали. Удивился он, подобрал их и в чум понес. Поели они с бабушкой. Ича в путь собрался. Лыжи приготовил, лук и тамар взял и пошел.

В этот день свежий снег выпал. Идет Ича и видит: снег будто кем-то разбрызган. Пригляделся и вспомнил: «Бабушка с дедом мне рассказывали, будто есть такой зверь - лесной олень, который такой след оставляет». Пошел Ича по следу. Совсем свежий след, будто сейчас прошли звери. Идет дальше на лыжах, а догнать не может – быстро бегут олени. Вышел на полянку, со всех сторон окруженную лесом. И тут такой вихрь, поднялся, не устоял Ича на ногах, упал. Неизвестно, долго ли лежал. Наконец, оглянувшись кругом, поднялся. А парка у него бедная, из мешка сшитая, вся снегом залеплена, места чистого нет. Ича смотрит кругом и думает: «А олени мои куда делись?» К лесу на лыжах пошел. До кедров дошел, видит, внизу у стволов деревьев – клочья оленьей  шерсти. Пошел по следу и вдруг видит прямо перед собой всех семерых быков, уже убитых. У одного из быков, что с сухими рогами, на верхнем отростке рога висит лоз-покровитель Ичиного деда. Ича подошел к этому быку и говорит лозу-покровителю:

- Тебя как это сюда занесло? Зачем притащился? Я и сам теперь зверя добывать стал.

Снял с рога лоза – покровителя и на березу повесил. Потом с быков шкуры обдирать стал. Ободрал. Туши в снег закопал. Одну заднюю ногу только отрезал. Домой собрался идти, лозу-покровителя с березы снял и за пазуху положил. Домой пришел, повесил его на жертвенное дерево, а оленью ногу в сенях оставил. В чум зашел и говорит бабушке:

- Пойди в сени, я там одну куропатку добыл, так принеси ее в чум.

Бабушка вышла. Видит, оленья нога лежит. Говорит бабушка:

- Э-э, Ича, верно, оленя добыл.

В чум вошла, Ича ей говорит: 

- Нашел я семь быков, всех убил. Как мы их сюда из лесу притащим? Бабушка отвечает: 

- Давай туда жить пойдем. Жить будем, съедим.

- Нет, я в такой мороз переселяться с чумом не буду. Бабушка подумала и сказала:

- Вот, моя мудрость пригодится, пойди в амбар и принеси твоего покойного деда саночки, они в амбаре внизу стоят.

Ича саночки принес. Бабушка его к реке побежала, к проруби наклонилась, двух рыбок поймала: карася и сорожку. В чум принесла, Иче сказала: - Положи этих рыбок за пазуху и уходи. Когда приедешь к твоему месту и убитых быков на саночки погрузишь, то рыбок вынь и в саночки запряги. Смотри не серди их и не обижай.

Ича рыбок взял, за пазуху положил, сам в саночки впрягся и пошел. Пришел на свой старый след, до того места, где мясо закопал, дошел. Все семь быков на саночки погрузил, рыбок из-за пазухи вынул, запряг. Закричал:

- Эй, рыбки, ну-ка, бегите!

Обе рыбки его лежат. Ича кричит:

- Сейчас прутом вас заставлю тянуть!

А рыбки всё спокойно лежат. Ича прут отломил, прутом рыбок ударил. Рыбки чуть-чуть шевельнулись.

- Глупые вы, еле шевелитесь! - закричал Ича, и сам саночки потянул. И вдруг рыбки так сильно саночки подхватили, что Ича в сторону упал, а саночки, чуть-чуть касаясь снега, по верху несутся. Ича поднялся и с плачем побежал. Видит: рыбки мимо чума пронеслись, прямо к проруби. Ича руками машет, кричит:

- Бабушка, помогай! 

Бабушка из чума вышла, увидела, что случилось, к проруби побежала. Рыбок остановила, саночки отпрягла, рыбок в прорубь отпустила. В чум пошла, Иче сказала:

- Ты что же, слов моих не слышал? Я говорила не серди рыбок, а ты что? Чуть в беду не попал.

Туши оленей с саночек сгрузили. Мяса целую ногу от одной из туш отрезали, большой огонь в чуме развели, мясо варят. Ича шкуры с убитых оленей в чум втащил – сушиться развесил.

Ичин чум на краю княжеского города стоял. Кто как живет, князю все видно. Вот видит князь: из чума Ичи дым сильно идет. Князь слугам говорит:

- Сходите, посмотрите, почему это из Ичиного чума такой большой дым идет.

Слуги князя, по имени Подол и Наперсток, пошли к Ичиному чуму. Вошли в чум, видят много оленьих шкур на шест повешено. На огне мясо варится. Поели, на прощанье Ича им сказал:

- Я на охоту ходил, вот этих семь бычишек добыл. Подол и Наперсток к князю побежали и рассказали, что Ича, мол, очень много оленей добыл. А Ича лыжи надел, топор взял, опять из дома в лес пошел. Идет куда глаза глядят. В самую середину чащи леса, зашел. Там погребальный холм возвышается, а из него наружу огонь и дым струятся. Подошел и слушает. Там два голоса, слышно, говорят, договариваются, как им людей княжеского города погубить.

Вспомнил Ича, что могильный холм этот старшим дочкам князя после их смерти сделал. Думает: «Вот что! Князевы дочки, видно, злыми йэретями (волшебницами) стали. Большая беда от них может быть».

Домой пошел к своей бабушке. Жил, жил. Вдруг такое несчастье случилось: каждую ночь из княжеского города пять, шесть чумов пустеют, люди из них исчезают. Испугался князь, позвал слуг Подола с Наперстком и говорит: 

- Позовите ко мне Ичу, может быть он узнает, куда мой народ исчезает. 

Слуги побежали. В чум к Иче вошли. Ича спрашивает их:

- Зачем вы пришли?

- Не сами пришли мы, нас князь послал. Народ наш каждую ночь убывает, куда-то теряется. Ты, Ича, не знаешь ли, какая тому причина? 

Ича отвечает:

- У князя две дочки умерли. Обе они йэретями стали. Это они людей к себе тащат. Я чуть к ним не попался.

Слуги назад к князю побежали, рассказали. Князь велел Ичу позвать. Подол и Наперсток опять к Иче побежали.

- Ича, князь тебя зовет к себе. Пошли все вместе к князю. Князь говорит Иче:

- Народ мой каждую ночь теряется. Скоро совсем мало людей останется. Не поможешь ли ты нам? Не сумеешь ли ты что-нибудь сделать? Я самую младшую дочь свою тебе за помощь отдам. 

Согласился Ича помочь князю и его народу. Говорит князю: 

- Свой народ в один чум – в твой самый большой чум всех собери.

После этого Ича принес покровителя деда-лоза, на тропинке поставил. У входа в княжеский чум семь лозов своих посадил, сам недалеко от амбара с отказом (мечом) притаился. Вот вечер уступил место для ночи. Ночь чуть не к половине своего пути пришла, а все тихо. Вдруг на тропинке что-то застучало, видно, это йэрети из леса за княжеским народом идут. Вот йэретя дедкиного покровителя-лоза увидела, он на тропинке стоял, схватила и закричала:

- Ты что это без хозяина стоишь? На что ты годен? Бросила лоза в сторону, дальше идет. К чуму подошла, видит у входа семь лозов рядышком сидят семь деревянных лозов. Закричала им:

- Вы что тут расселись? Зачем к чуму прислонились?

А они ей в ответ: 

- Что ты кричишь? Голодные мы, ты к амбару пойди, еды нам принеси, мы тебя тогда в чум впустим.

Она с тропинки сошла, к амбару направилась. А там Ича! Отказом ей голову отрубил и тело рядом с амбаром бросил. Сам опять караулить сел. Через некоторое время на тропинке опять шум послышался, кто-то из лесу вышел и говорит: 

- Куда это моя сестра ушла, почему ее так долго нет?

Это другая йэретя вышла, в князев город за людьми собралась. Вдруг деда покровителя - лоза на тропинке увидела, схватила, ругает: 

- Ты нового себе хозяина нашел? Погоди, мы твоего хозяина съедим.

Бросила лоза в сторону. К чуму подошла. Сидят у входа семь деревянных лозов, к двери прислонились. Она кричит:

- Вы что тут торчите? Зачем к чуму прислонились? Они отвечают ей: 

- Ты пойди лучше к амбару, еды нам принеси. Мы тут одну женщину послали, да она что-то не идет назад, а мы голодные. 

Ругается йэретя. Однако к амбару пошла. Видит: сестра ее лежит.

- Ты чего тут разлеглась? Или так много без меня людей съела, что устала?

В чум побежала, поскорей съесть побольше людей. Ича, подкравшись, отказом ее ударил – голову отрубил. 

- Смотрите, - говорит Ича людям, - жадность у них великая, людей целиком ели. Сколько горя нам сделали.

Йэретей вместе сложили, на большом огне сожгли. Князь Иче дочь свою в жены отдал. Помощником своим, сделал. Стали люди тихо и дружно одним умом жить.

Информант: неизвестен.